+7(812)906-61-01

7 дней в неделю, 9-21 часа

tamger54

Эмоциональные проблемы и их решения

Кризис 3 лет. Помощь психолога

В норме в возрасте 2-3 лет поведение ребенка начинает меняться и становится проблемой для родителей. Вот он — кризис 3 лет. Привычное «хочу» приобретает характер повышенного упрямства, в адрес мамы могут лететь не только нежные эпитеты, но и попытки грубости. Ребенок начинает активно выражать недовольство и настаивать на своем. При этом навыков справляться с ситуацией у малыша нет, поэтому через 15 минут он «сдается» и просит помощь у мамы. Смены настроения становятся частыми, желание «я сам» быстро сменяется поисками защиты и ласки. Истерики могут стать мало управляемыми.
Также накладываются проблемы с садиком, адаптация к которому становится нормальной задачей этого возраста. Капризы, упрямство, отказы, протесты, настаивание на своем, страхи и пробы самостоятельности — вот визитная карточка кризиса 3 лет. Часто нужна помощь психолога.

Часто ко мне приходят с вопросом родители: ребенку 3 года, он не хочет идти в садик. Он плачет, злится, у него нарушился сон и появился нейродермит (такое тоже бывает). Как правило, выясняя не до конца осознанную позицию мамы, становится ясно, что психологические барьеры есть чаще у мамы, чем у ребенка. У ребенка 3 лет по природе стоит задача отделения от мамы, т.е. «сепарации». Это желание для него естественно. Если же проблемы с адаптацией избыточны, то по моему 14летнему опыту работы, барьеры в прохождении возрастного кризиса ребенка чаще находятся в маминой голове.

Часто родители заявляют проблему: ребенок перестал слушаться. Что делать?
В этом возрасте непослушание стоит отличать от негативизма. В непослушании ребенок отказывается делать то, что не хочет. При негативизме он отказывается делать, так как важнее всего пойти наперекор взрослому. Лучший способ испортить ребенку жизнь в будущем — начать ломать его в этот переходный период. Мамы иногда боятся, что потеряют авторитет и власть, поэтому настаивают на своем. Как правило, это ошибочная тактика. Чтобы понять, как себя вести с ребенком в трудный момент, задайте себе вопрос: для чего он это делает? Что он пытается отстоять? Что за этим стоит? Ответив себе на эти вопросы, легче принять правильное решение.

Отсюда совет — не ломайте ребенка, не давите своей властью.
Предвижу вопросы: так что, ему все разрешать?
Ответ: нет, не все.
Просто в ситуации конфликта начните активно с ним разговаривать о его желаниях и чувствах. «Ты очень хочешь эту машинку. Тебе хочется ее катать по полу и гудеть. А так как машинка не твоя, ты расстроен и разочарован. Тебе грустно. Когда малышу грустно, надо, чтобы мама была рядом и обняла его. Сыночек, давай я тебя обниму….Мы обязательно с тобой поиграем в машинки вместе». И так далее.
Научиться присоединяться к ребенку, а потом вести его за собой (в психологическом плане) — важный навык родителя в общении с таким маленьким ребенком. И он решает дилемму родителя «уступить или настоять на своем».
Продолжаю ответ на вопрос, «все ли разрешать ребенку, раз у него кризис 3 лет»? Нет, не все. Но закладывать люфт дополнительного времени, чтобы ребенок мог САМ одеться в поликлинику, нужно. Предвидеть желание ребенка «самому зашнуровать ботинки» — значит начать собираться на 15 минут раньше. Так вы создадите условия для реализации психологической задачи «автономия и самостоятельность» у ребенка, и сохраните спокойствие, реализовав планы посещения поликлиники.
Главная задача кризиса 3 лет — отделение от матери, получение опыта автономии и самостоятельности, переосмысление фигуры матери, как носителя не только положительных, но и отрицательных черт — т.е. формирование более целостного образа. Сепарация носит более качественный характер, если в семье есть отец, который является моделью любовных, но не симбиотических отношений с матерью. Кроме того, присутствие отца облегчают ребенку неизбежные конфликты с мамой, т.к. малыш чувствует себя более защищенно и уверенно. Поэтому любые трудности во взаимоотношениях супругов, отсутствие отца или развод в этот период — серьезным образом негативно влияют на процесс психического формирования ребенка. И здесь целесообразна хотя бы информационная консультация психолога.

Страхи и фобии у ребенка. Как я помогаю детям.

#психологработасострахамиспб Однажды ко мне в кабинет пришла мама с 8-летним мальчиком, который испытывал страхи и фобии. Он боялся новых мест, открытых пространств, новых людей, боялся оставаться один дома. Уровень страхов и фобий  был таков, что ребенок не садился на унитаз в туалете, опасаясь «монстров из сливной трубы». Поэтому нужду он реализовывал исключительно стоя, после чего туалет приходилось намывать «от и до».

Мама утверждала, что страхи начались 2 года назад, когда семью оставил отец мальчика, обставив для семьи это самым шоковым образом. (1 сентября, когда сын пошел в 1 класс, в присутствии гостей, папа обозвал жену, сына и гостей «скотами» и захлопнул за собой дверь).

Я уже 9 лет работаю с фобиями и страхами у людей, но этот случай выходил за рамки обычного. Потому что здесь мне пришлось иметь дело не с изолированными симптомами страха, а с глубокими нарушениями личности и «дырой самооценки».

И мама, конечно, ошибалась, предполагая, что страхи и неуверенность сына связаны исключительно с разводом. На самом деле вся семейная система: то, как общались между собой родители, как тихо ненавидели друг друга, то, как замыкались каждый на своих интересах, как избегали открытого диалога  — все это отяготило детство ребенка конфликтными переживаниями, пугало мальчика, делало из него неуверенного, тревожного ребенка, наполненного напряжением и злостью.

Но мама считала иначе. Она, как многие родители, считала, что «я привела к вам ребенка — вот и работайте с ним, а у меня все в порядке». Это частое заблуждение — будто родители не имеют отношения к симптомам чада.

  • да, мама не планировала беременность, не ждала ее вовсе. Никак не думала, что с ребенком могут быть «такие проблемы»
  • да, мама еще до рождения сына разочаровалась в муже и поняла, что он — не мужчина ее мечты.
  • да, вся семья жила  в квартире свекрови, которая лучше дочери знала, с кем и как ей жить
  • да, в семье никто никогда не проговаривал свои чувства, никогда с близкими не прояснял мучивших вопросов, не устраивал скандалов. Все замалчивали свое недовольство. «Я никогда не устраиваю сцен,» — говорила мама. Отец, видимо, тоже сцены устраивал редко, он просто тихо пил и внимание к ребенку проявлял только в подпитии, в форме тычков и подзатыльников.

Когда мы стали общаться с мальчиком, уровень его тревоги был запредельный — он боялся отпустить маму даже на 30 секунд в коридор. Боялся отпустить и одновременно жестко контролировал ее. Но когда мне удалось завоевать его доверие и ребенок стал более открытым, уровень агрессии в его играх поразил меня до глубины души.

#детскаяжестокость#жесткоеобращениесдетьми#нуженпсихологспб Обычно дети проявляют в играх защитную агрессию — как результат накопленных обид. Здесь же было иначе. Мальчик ненавидел и убивал окружающих (в играх) с садистским удовольствием, без повода и сюжетного контекста. Ребенок кроваво уничтожал всех героев игр (даже если это были друзья или члены семьи) и испытывал огромную радость. Потом игры повторялись снова и снова. Он хотел приходить ко мне каждый день, чтобы играть в кровавую вакханалию. Меня в играх он тоже с удовольствием уничтожал, несмотря на демонстрацию дружбы и поддержки с моей стороны.

Мальчик никогда не получал от меня осуждения за эти игры — я давала процессу быть, понимая, как важно ему на этом этапе работы выразить те неосознанные чувства, которые у него годами копились и прессовались в семье.

Единственный вопрос, который я ставила себе на том этапе терапии — насколько агрессия и неуверенность в себе подчинили себе его личность? Насколько этот процесс обратим? Есть ли шанс вернуть ребенка обратно по спирали психологического здоровья?

Уже через 1 месяц страхи и фобии ребенка стали значительно меньше. Он стал нормально ходить в туалет, ездить в незнакомые места с мамой на общественном транспорте, спокойно оставался один дома.

Однако дальнейшая работа заняла еще целый год. Я помогала ему залечивать травмы детства, связанные с разочарованием и недоверием к самым близким людям. Большая работа была проведена с мамой в повышении осознанности как воспитания сына, так и своих внутренних процессов, самооценкой и способов выстраивать коммуникацию. И это была самая важная и сложная часть работы.

Записаться на консультацию можно здесь

Энурез у ребенка. Работа психолога

В моей практике регулярно появляются семьи, где дети страдают от энуреза. Хочу рассказать, один случай моей работы психолога с энурезом у ребенка. Пришла семья — папа и мама, у которых двое детей 9 и 7 лет. Оба мальчика страдали энурезом. Причем супруги пришли вовсе не с запросом «избавьте детей от энуреза», а с другой проблемой — непослушанием сыновей. Тема энуреза проходила фоново, вскользь. Но родителей больше тревожили проблемы с дисциплиной.
Когда я провела первичную диагностику, выяснилось, что папа отличается низкой терпимостью к людям в целом, требованием, чтобы другие все понимали с первого раза, категоричностью в оценках. Мама же испытывала постоянную тревогу и винила себя.

Я всегда спрашиваю родителей, как они реагируют утром на то, что ребенок намочил постель. Как правило, я слышу в ответ: «Мы ругаем и стыдим. Говорим, мол, как тебе не стыдно, ты же уже большой!». Я сразу дам свою рекомендацию как специалист: прекратите стыдить ребенка за энурез!. Он был бы и сам рад прекратить это, но не может. Совестить — значит усугублять ситуацию.

Когда же я узнала, что старшему мальчику, которому уже 9 лет, родители надевают памперсы на ночь, я категорически запретила это делать. Еще не видя ребенка, я уже понимала, что увижу беспокойного и неуверенного в себе мальчика.

Энурез — это бессознательный способ разместить свой страх, дискомфорт, тревогу, если по каким-то причинам их нельзя проявить открыто. Почему нельзя?

1.Ребенок может не уметь это делать (не понимает, какие чувства его переполняют и как это выразить)
2.Ребенок не доверяет, что в семье он может проявить свое недовольство, не будучи подверженным оценкам и обструкции.
Как правило, родители уверены, что дети могут все им рассказать! Мы же любящие родители! Но зачастую дети чувствуют иначе. Почему?

Какие ошибки совершают взрослые?
— задают кучу вопросов вместо того, чтобы выслушать
— вторгаются с оценками и советами вместо того, чтобы отражать детские чувства

Конкретно здесь проблема была в том, что воспитание носило агрессивный, нетерпеливый характер и изобиловали негативными оценками. Фразы: «Дебил», «Дурак», «Тебе что, неясно разве?», «Закрой свой рот», — отсутствие паузы, чтобы вникнуть в текущую ситуацию ребенка, выразить ему понимание, сделали свое дело. От природы обладая характерами независимыми, упрямыми, мальчики выражали свой протест конфликтами, желанием сделать наоборот и исподтишка, мщением. Т.к.мама пыталась сгладить ситуацию и защитить сыновей, то хаотичность родительских подходов только усугубляла конфликты.

И, поскольку эмоции детей подвергались оценке, то проявиться они могли только в момент полной бесконтрольности. А именно во сне. Энурез — это форма выражения спрятанных переживаний.
Родители не сразу прониклись моим резюме, что стиль воспитания, который исповедуется в семье, можно назвать без преувеличения разрушительным. Они игнорировали даже факт, что энурез — форма невротических реакций, а не просто «распущенность».

Однако надо отдать этой семье должное — через 3 занятия, увидев первые результаты моих рекомендаций, они «стали слышать» и исправлять некоторые свои воспитательные стратегии.
Мальчики перестали мочить постель по ночам. У папы появились начальные навыки обращать внимание на эмоциональный компонент в общении. Благодаря этому он стал более сочувствующим и менее категоричным.

Они молодцы, потому что в какой-то момент услышали, стали работать и приняли ответственнсть за воспитание на себя. Результат не заставил себя ждать.

Связаться с психологом по форме обратной связи здесь

Тест «Эмоциональный интеллект моего ребенка» и рекомендации

  1. Огорченный ребенок прекрасно понимает причину своего недовольства.

    Если вначале, когда вы обучали своего ребенка эмоциям, вы говорили: «Ты очень устал к вечеру, поэтому так легко сердишься и злишься. Когда ты отдохнешь, то и настроение у тебя станет лучше», — то сейчас ребенок сам научился это делать. Он сам научился понимать: «Это подружка Маша мне куклу не дала поиграть, поэтому я обиделась и не хочу ни с кем разговаривать».

  2. Ваш малыш чувствует, когда вы недовольны. Он вообще понимает и видит, какие чувства вы испытываете.

    Такой ребенок вовремя останавливается со своими шалостями, за 2 минуты до того, как вы уже готовы сорваться на крик. Он достаточно точно чувствует ваше состояние и атмосферу, которую излучают люди, находящиеся рядом. Т.е. Такой ребенок заранее как бы предвидит возможные последствия. (Обратная ситуация часто сопровождает детей непослушных, которые нередко с трудом прогнозируют последствия. Как правило, у непослушных детей слабый эмоциональный интеллект).

  3. Ваш ребенок умеет вежливо отвечать «нет» и выстраивать свои границы с людьми.

    У ребенка с развитым эмоциональным мышлением достаточно уверенности и речевого навыка, чтобы сказать: «Извините, я не хочу этого делать. Мне это не подходит».

    Если у вашего ребенка отсутствует этот навык, то первая рекомендация — научиться с уважением принимать его отказы. Когда родители на нежелание ребенка делать то, что они считают целесообразным (съесть всю кашу) реагируют криком или не хотят идти на компромисс (съешь 6 ложек), то ребенок не получает опыта отстаивания своих границ. В связи с этим он либо подчиняется, либо начинает агрессивно / с помощью капризов защищаться. Ни то, ни то не помогает развить способность адекватно отстаивать свои границы в будущем.

  4. Ребенок имеет смелость ошибаться.

    Если ребенок не умеет/не хочет признавать свои ошибки, брать на себя ответственность за вину, делать выводы из прошлых неудач — значит его эмоциональное мышление еще слабое. Умение принять свой провал в деле и продолжить идти дальше — важный признак развитой эмоциональной адекватности.

  5. Осознанно заканчивать дело, а не просто бросать его.

    Ребенок, который через 3 мес/ 5 лет решил бросить свою секцию спорта или музыкальный кружок, обычно чувствует только некоторый дискомфорт и нежелание продолжать. А развитый эмоциональный интеллект предполагает, что ребенок понимает (или вы ему помогите с осознанием), почему он хочет завершить занятия. Т.е. Ребенок может разделить свои эмоции на составные элементы.

    Для развития этого навыка чаще спрашивайте своего ребенка: как ты чувствуешь себя, когда выходишь на сцену к зрителям? Устал ли ты сегодня от нагрузок? Чувствуешь ли ты, что у тебя получается?

  6. Умение решать спорные и конфликтные вопросы с друзьями и одноклассниками

    К сожалению, нередко, когда родители сами подают ошибочный пример урегулирования детских конфликтов: сами разговаривают с визави ребенка по ссоре либо с его родителями (иногда, конечно, необходимо). Или начинают при людях защищать своего ребенка в спорной ситуации либо активно ругать.

    Стоит предлагать ребенку решать такие проблемы самостоятельно, конечно, предварительно объяснив ему: какие шаги предпринять, и в какой форме сказать то, что сказать необходимо. Что называется, выработать план, по которому он будет действовать. В дальнейшем ребенок сам, опирааясь на этот опыт, сможет действовать без подсказки.

  7. Ребенок спокойно и благополучно себя чувствует среди своих сверстников в садике или школе. Его принимает коллектив.

Взрослые кричат — а дети не слушаются. Психологическая помощь семье в моей практике.

         Сегодня захотелось написать статью по следам своей работы. Я всегда опираюсь на практику и реальные случаи. Однажды на приеме у меня оказалась семья с тремя детьми 2,6 и 9 лет.  Вопрос отца звучал так: «Я часто кричу на детей, когда они проявляют непослушание или забывают о своих обязанностях. Помогите мне понять, почему я решаю это именно криком». Я описываю этот случай, потому что психологическая помощь семье очень часто заключается в объяснении того, какие именно шаги лучше сделать в отношении  детей и  себя, чтобы выстроить взаимоотношения.

Как реагировать на детские истерики?

Родители детей от 2 до 5-6 лет часто сталкиваются с детскими истериками, когда ребенок не воспринимая ничего вокруг, кричит, плачет и требует того, чего он страстно захотел. Реакция родителей должна зависеть, в первую очередь, от возраста ребенка. В возрасте от 1.5 до 2,5 лет детские истерики и капризы являются, чуть ли не единственным способом ребенка заявить о своих желаниях и недовольствах. Он не умеет еще хорошо говорить, его реакции непосредственны, для самоконтроля физиологическая база еще не сформирована, поэтому кричать на ребенка, пытаясь усмирить – точно не стоит. В этом возрасте есть два оптимальных способа реакции родителей: обнять, приласкать ребенка и отвлечь его от вожделенного предмета.

Осознанные родители - консультации психолога по обучению и воспитанию детей © 2020

тел. +7(812)906-61-01 | info@family-career.ru | Договор публичной оферты